Георгина – королева осеннего сада

Российский журнал “Новое Время” опубликовал мою статью о георгинах

http://newtimes.ru/articles/detail/26604/

To read my article in English using automatic translation by Google Translate, you can click here – http://bit.ly/9sbvqm


Отличник осени

Полный текст

Цитаты:

… Предсказать палитру цветов у сеянцев по их родителям бывает непросто. Все дело в том, что наследование цвета у георгинов сложнее, чем, например, наследование цвета глаз у людей. У людей карий (голубой, зеленый) цвет глаз в основном определяется комбинацией четырех генов [два набора генов gey и bay2]. Цвет же георгинов, как доказали американские исследователи Лоуренс и Скотт-Монткрифф, определяется 48 генами — восемь наборов из генов B, Y, I, A, H и N, задающих разные степени проявления красного, желтого, кремового и фиолетового пигментов — около двух сотен тысяч комбинаций. К сожалению, в этой палитре нет голубого пигмента: чтобы получить голубые георгины, их придется генетически модифицировать с помощью биотехнологий.

… В США и Канаде существует несколько де­сятков мелких фермеров, специализирующихся на георгинах. Они выращивают большое число сортов, а также создают собственные гибриды. Каким образом фермеры конкурируют с крупными цветоводческими хозяйствами из Нидерландов? «Никак, — отвечает Дебора Диец. — Рынок дорогих георгинов для шоу довольно мал». Крупные компании специализируются на дешевых надежных сортах, которые продаются в супермаркетах и хозяйственных магазинах для обычных садоводов. Только у настоящих георгинистов, фанатов этого цветка хватает терпения заказывать новые сорта, а потом терпеливо ухаживать за цветками, удаляя все боковые ростки, чтобы вырастить георгин совершенной формы — и стать победителем шоу.

Галерея моих фоток георгин – http://panchul.com/plants/dahlia2009/

Георгины в Парке Золотых Ворот в Сан-Франциско:

При публикации “Новое Время” несколько сократило мою статью, особенно историю георгин. Ниже я поместил исходный текст для георгинистов и либителей подробностей:

Георгина – королева осеннего сада

Конец лета и начало осени – сезон цветения георгин. Георгины пришли в наш сад с плоскогорий Мексики и Гватемалы, но современные сорта этого цветка настолько отличаются от своих предков, что простые мексиканцы не видят связи между пышными садовыми георгинами – и дикой георгиной, ничем не примечательным для Мексики сорняком. В 1963 году президент Мексики Адольфо Лопес Матеос провозгласил георгину национальным цветком, но принять это решение президента уговорила группа иностранцев – любителей георгин из США. Сами мексиканцы еще при короле Ацтеков Монтесуме (1466–1520) предпочитали другие цветы – например оранжевые бархатцы, которые они использовали в религиозных церемониях. Как произошло превращение георгин из сорняка в королеву осеннего сада – изучил The New Times.

Конкистадоры и ботаники

В 1521 году испанский конкистадор Эрнан Кортес силами небольшой армии захватил империю Ацтеков. За этим последовало полное уничтожение индейской цивилизации – европейцы-христиане хотели искоренить культуру, в которой богам приносились человеческие жертвы. Тем не менее, в 1571 году король Испании Фелипе II решил послать в Новый Свет первую научную экспедицию под руководством своего личного врача Франсиско Эрнандеса де Толедо. Эрнандес зарисовал и описал растение, похожее на георгину, под названием «Акокотль». К сожалению, королевский декрет запрещал публикацию работ о «Новой Испании», и книга Эрнандеса была опубликована только в 1651 году, в переводе на латынь и с дополнительными иллюстрациями, добавленными уже в Европе. Рукописи Эрнандеса сгорели при пожаре, а слово «Акокотль», как выяснилось, употреблялось индейцами для совсем другого цветка, поэтому до сих пор непонятно, было ли изображенное Эрнандесом растение георгиной.

Между революционерами и Наполеоном

Спустя почти 200 лет, в 1786 году, испанский ботаник Мартин Сессе и Лакаста [прим: это одно имя, а не два - Martín Sessé y Lacasta] предложил другому испанскому королю, Карлосу III, организовать новую экспедицию для исследования Мексики. В процессе экспедиции Сессе основал Королевский ботанический сад в Мехико и назначил своего соратника Висенте де Сервантеса читать в этом саду лекции. Одним из студентов Сервантеса стал молодой и очень талантливый мексиканец Хосе Мариано Мосиньо, который оставил нам картины изображающие георгины. Мосиньо прожил очень богатую жизнь – он участвовал в экспедициях на Аляску, был президентом Королевкой Академии Медицины в Мадриде, попал в тюрьму как сторонник Наполеона, сбежал во Францию, после чего работал профессором в Швейцарии.

В 1789 году, научный руководитель Мосиньо, Висенте де Сервантес, послал семена георгин в Испанию, директору Королевского ботанического сада Антонио Хосе Каванильесу. Жизнь Каванильеса была не менее интересна, чем жизнь Мосиньо. В юности Каванильес изучал физику и математику, после чего получил диплом теолога. Однако вместо духовной карьеры Каванильес стал гувернантом детей герцога Инфантадо, с которыми Каванильес в 1777 году отправился в Париж, где он начал посещать лекции по ботанике и изучил приобретающий все большую популярность метод классификации растений великого шведского ботаника Карла Линнея. Во время фрацузской революции Каванильес прятался от мятежных толп – ведь он был одновременно слугой герцога и священником. К счастью, Каванильесу удалось сбежать в Испанию, где он занялся изучением растений, присланных из Мексики Сессе и Сервантесом, среди которых оказались три вида георгин – Dahlia pinnata, coccinea и rosea.

Далия или георгина?

Каванильес назвал растение Далией в честь шведского ботаника Андерса Дала, одного из учеников Линнея. Дал никогда не видел далий/георгин и даже не переписывался с Каванильесом. По-видимому, Каванильес выбрал имя, чтобы угодить другому ученику Линнея и другу Дала – Карлу Питеру Тунбергу, знаменитому исследователю японской флоры, с которым Каванильес часто переписывался. В 1802 году Каванильес послал клубни георгин ведущему цветоводу André Thouin из сада в окресностях Версаля Jardin du Roi, после революции переименованному в Jardin des Plantes. Но по настоящему Франция стала центром селекции георгин в 1804, когда в Париж из Нового Света вернулся знаменитый немецкий путешественник Александр фон Гумбольдт, который встретил в Мексике Висенте де Сервантес и, следуя его рекомендациям, собрал новую порцию семян, из которых французские селекционеры вывели множество сортов.

В 1803 году Каванильес послал клубни георгин под именем «Далия» директору Берлинского ботанического сада Карлу Людвигу Вильденову, который был также приятелем фон Гумбольдта. Вильденов обнаружил, что в 1792 году соратник Дала Тунберг назвал «Далией» другое растение, которое Тунберг нашел в Южной Африке. Поэтому Вильденов решил, что Каванильес сделал ошибку, после чего переименовал растение в «Георгину» (Georgina) – по имени академика Российской Императорской Академии Наук русского немца Иоганна Готлиба Георги. Георги, как и Дал, никогда не видел георгины – Георги прославился изучением Урала, Сибири и озера Байкал. К сожалению, ошибся именно Вильденов, а не Каванильес – потому, что Каванильес использовал название «Далия» на год раньше Тунберга, поэтому вскоре георгине вернули научное имя Dahlia, хотя садоводы России и Германии до сих пор называют ее георгиной.

В начале XIX века селекционеры Англии, Франции, Германии и Голландии вывели много шаровидных сортов с округлыми лепестками. Георгины распостранились и в восточной Европе – осенью 1844 года в Москве прошла выставка цветов, на которой москвичи увидели более 200 сортов георгин. Через некоторое время шаровидные формы несколько надоели, но интерес к георгинам оживился в 1872 году, когда из Мексики привезли новый вид Dahlia juarezii, который стал родоначальником так называемых «кактусовых георгин» с острыми длинными лепестками. В 1893 году американский селекционер Пикок обнаружил первую нимфейную георгину. В 1930 годы георгиноводы стали использовать в селекции дикую георгину Мерка (Dahlia merckii), которая позволила создать сорта с длинными прочными цветоносами, удобными для букетов. В наше время приобретают все большую популярность карликовые сорта, так как все больше людей выращивают георгины в горшках на балконах и патио.

Рождение георгины будущего

Новые сорта георгин появляются так же, как и сорта других декоративных растений – селекционеры скрещивают подобранные родительские пары, получают от них семена и отбирают удачные сеянцы. Некоторые цветоводы опыляют георгины вручную кисточками, другие просто садят рядом группы родителей, и дают переносить пыльцу пчелам. Опыты селекционера из Монтаны Билла Маккларена показали, что пчелы любят посещать соседние цветы, а не метаться по всему полю, поэтому если группу родителей изолировать от других георгин корридором в 3 метра шириной, то большинство оподотворений будет происходить внутри группы.

Предсказать палитру цветов у сеянцев по их родителям бывает непросто, потому что наследование цвета у георгин сложнее, чем например наследование цвета глаз у людей. У людей карий/голубой/зеленый цвет глаз в основном определяется комбинацией четырех генов (два набора генов gey и bay2), а цвет георгин, согласно американским исследователям Лоуренсу и Скотт-Монткриффу (Lawrence & Scott-Montcrieff), определяется аж 48 генами – восемь наборов из шести генов B, Y, I, A, H и N, задающих разные степени проявления красного, желтого, кремового и фиолетового пигментов – пару сотен тысяч комбинаций. К сожалению, в этой палитре нет голубого пигмента – чтобы получить голубые георгины, их прийдется генетически модифицировать с помощью биотехнологий.

Селекционеры высаживают тысячи сеянцев, из которых в первый же год отбирают не более пары процентов. Цветку недостаточно быть просто красивым – как правило он должен соответствовать одной из 19 канонических форм, которые определяются Американским обществом георгин с точностью до угла наклона и степени изгиба лепестков. Исключения допускаются только для очень необычных цветов – их помещают в групу Novelties. Почему у общества георгин такие жесткие правила? “Чтобы организовывать соревнования, должны быть стандарты, на основе которых мы можем судить” – ответила The New Times президент Сан-Францисского Общества Георгин Дебра Диец (Deborah Dietz).

Через 4 года растение представляют на суд коллег –цветовод либо посылает клубни в один из специальных тестовых садов, организованных национальными обществами георгин, либо выставляет цветы на одном из георгиновых шоу, которые регулярно проходят в 70 городах США и Канады. Если сеянец зарабатывает высокий балл, он становится зарегистрированным сортом и им могут заинтресоваться фермеры георгин, которые быстро размножают растение с помощью клонирования – деления клубней и выращивания из черенков. Часто новые сорта быстро канут в Лету , так как их оказывается трудно выращивать, другие сорта после десятилетий клонирования теряют декоративные качества и вытесняются еще более новыми сортами. Согласно Биллу Маккларену, за последние 200 лет селекционеры вывели более 50 тысяч сортов георгин (сноска: Bill McClaren. Encyclopedia of Dahlias. Timber Press. 2004.)

Георгины «высшего света»

В США и Канаде существует несколько десятков мелких фермеров, которые специализируются на георгинах для серьезных любителей этих растений. Эти фермеры выращивают большое количество сортов, а также создают собственные гибриды. Каким образом эти фермеры конкурируют с крупными цветоводческими хозяйствами из Нидерландов? «Никак» – ответила нам Дебра Диец, “рынок дорогих георгин для шоу довольно мал». Крупные компании специализируются на небольшом количестве дешевых надежных сортов, которые продаются в супермаркетах и хозяйственных магазинах для обычных садоводов. Только у людей из культа георгинистов хватает терпения заказывать новые сорта, а потом терпеливо ухаживать за цветками, удаляя все боковые ростки, чтобы вырастить георгину совершенной формы и победить на шоу.

3 thoughts on “Георгина – королева осеннего сада

  1. Pingback: Yuri Panchul ~
  2. Pingback: ibrahim mansour ~

Leave a Reply