В стране Лобачевского и группы Тату – День Второй

Picture 030

В стране Лобачевского и группы Тату – День Второй
Путевые заметки о посещении России через двадцать лет после отбытия из оной

Продолжение. Начало в http://panchul.com/2011/07/29/russia_after_20_years_1/

На следующий день, в воскресенье 3 июля, я проснулся поздно и довольно долго чахнул в номере отеля. Наконец я позвонил моему старому приятелю Сергею Рыжкову, ныне директору интернет-сервер-провайдера http://rinet.net , и мы договорились прогуляться по центру Москвы. Еще с физтеховских времен Рыжков любил порассуждать об особенностях русской культуры, в которой всегда находил какой-то художественный хаос; при этом Рыжков никогда не испытывал ни малейшего желания эмигрировать – данный хаос был для него наиболее естественной средой. Понятно, что именно Рыжков был идеальной персоной для абстрактных прогулок по Москве в случайных направлениях. Я также позвонил к Ивану Иванову, одному из моих новых знакомых по технологическим делам, и он выразил желание присоединиться к нашей с Сергеем прогулке.

Подмосковный лес супротив калифорнийского леса

Я сел на Air Express и за полчаса проехал от Шереметьева до Белорусского Вокзала. В этот раз я ехал днем и с большим интересом рассматривал подмосковный лес, на которуй я 20 лет назад обращал мало внимания, а потом и совсем забыл. Меня привлекли очень высокие березы, многочисленные озерца и густая трава.

В Калифорнии леса совсем другие. Один тип калифорнийского леса – это открытые дубравы из вечнозеленых калифорнийских дубов, с мелкими кожистыми листочками и могучими извивающимися ветвями. Это очень засухоустойчивые растения – они могут выдержать несколько месяцев без осадков вообще. Другой тип калифорнийского леса – это темные высокие леса прибрежных секвой, псевдотсуг Мензиса(*) и сопутствующих растений. Когда человек оказывается в таком лесу впервые, у него появляется ассоциация с готическим собором. Наконец третьи леса, на востоке штата, в горах Съерры-Невады – это довольно суровая тайга.

(*) ЖЖ юзер beaver_cherokee показал мне псевдотсугу Мензиса в Московском Ботаническом Саду имени Н.В.Цицина.

Подмосковный лес выглядит более “мягким” и влажным. Интересно, есть ли в Москве группы любителей местных растений, которые устраивают походы? В Калифорнии есть ботаники (например Glenn Keator), которые читают лекции по основам анатомии и систематики растений для непрофессионалов, а потом устраивают походы – см.напр. http://www.nativeplants.org/events.html Эти походы популярны среди пенсионеров, молодых представителей сан-францисской богемы и людей из хайтека, временно заскучавших от жизни.

Теоретически подобные походы в подмосковье могли бы стать отдушиной для женщин радуловского типа, которые жалуются в российской блогосфере, что им негде найти мужиков. Также такие походы привлекли бы N-ное количество латентных маньяков, которые бы в целях прикрытия своей волчьей натуры выучили бы термины “ксилема”, “флоэма” и “архегоний”, после чего обе группы пришли бы к полной гармонии.

Платформа Водники, Долгопрудный, Савеловский Вокзал и Белорусский

Неожиданно я почувствовал себя путешественником во времени – мимо пронеслась платформа Водники, а потом здания МФТИ в Долгопрудном, которые воскресили во мне массу далеких, словно в полузабытом фильме, воспоминаний. На вид Долгопрудный мало изменился, но слева от восьмерки выросла новая общага, а в самом городе появились новые дома и некоторое количество хорошо покрашенных ларьков. Еще минут через десять поезд медленно прополз мимо платформ Савеловского вокзала и так же тягуче направился к Белорусскому. Здесь я заметил пару мелких придорожных свалок, которые выглядели так, как будто образовались минимум в прошлом веке, а возможно – еще при советской власти. Возможно, к ним было трудно подобраться и их расчистить.

При подъезде к Сан-Франциско тоже есть свалки, причем довольно большие, но они являются временным пристанищем всякого металлического мусора, который туда приходит и уходит.

Твердская, магазинчики и ГУМ

После короткой поездки на метро я вышел у памятника Пушкину. Твердская (улица Горького) выглядела шире, чем я её помнил. Также появилось много магазинчиков, но из-за долгой жизни в штатах мои глаза автоматически отфильтровывали эти магазинчики – я их не замечал и не запоминал. Тот же еффект случился потом в ГУМ-е и в шоппинг молле в Москоу-Сити – я видел ГУМ как странный конгломерат, состоящий из старого советского здания, в который противоестественным образом, словно делая фотожабу в фотошопе, врезали обыденный американский молл.

Московская погода

Московский июль оказался теплее и влажнее, чем июль в Силиконовой Долине, и гораздо теплее, чем июль в Сан-Франциско. Дело в том, что вдоль побережья Калифорнии проходит холодное течение, которое гонит воду с Аляски, из-за чего вдоль побережья Калифорнии в целом нежаркое лето, которое чувствуется примерно как московский май, но при этом суше. Иногда в Калифорнии бывают heat waves – периоды сильной жары, но это происходит не часто.

В целом, и та, и другая погода является комфортной – только в Москве это теплый комфорт, а в Калифорнии – прохладный свежий комфорт.

Уличные музыканты

Итак, я отправился по направлению к Красной Площади. В подземном переходе играли профессиональные музыканты. В Сан-Франциско есть уличные музыканты, но они выглядят как-то любительски. Вот сравним:

Москва:

Picture 031

San Francisco:

san_francisco_20061028_140029

На мой профанский взгляд ИМХО очевидно кому из них платят за музыку зарплату или стипендию, а кому – нет. Или я ошибаюсь?

Я обнаружил, что еще не чувствую стоимость рублей и не знаю, сколько им положить в виде пожертвования. В их ящике лежало несколько сторублевых купюр и куча мелочи. Я положил 50 рублей, прикинув, что сан-францисским музыкантам я бы тоже положил доллар или два.

Красная Площадь

Красная Площадь (и площадь до неё – Площадь Революции?) удивила меня своей шириной. У нас в Силиконовой Долине есть широкие места в офисных парках, но например Сан-Франциско – город поуже. Я встретил Сергея Рыжкова и попросил его меня сфотографировать, чтобы поместить их в комментарии у ЖЖ юзер radulova и повысить градус её параноии (уж если эта женщина призналась (**), что она меня боится, то в целях научной добросовестности следует продолжить эксперимент – повысить давление и наблюдать за реакциями:

Picture 032

Picture 069

Страх товарища Радуловой передо мною можно оценить из такого комментария (правда, бедная женщина уже спрятала это под замок):

Ресторан “Кафе Пушкинъ”

После Красной Площади я возжелал отобедать, и мы с Сергеем пошли по разным улочкам, присматривая подходящий ресторан. Он показывал мне разные рестораны и кафе, но я находил их недостаточно аутентичными. В конце-концов Сергей заявил “Ну если ты хочешь аутентичной русской еды, то можно идти прямо в Пушкин, аутентичнее не бывает”.

Мы зашли в Пушкин, я заказал графинчик кваса и принялся рассматривать меню. Меню и обстановка ресторана вызвала у меня живые ассоциации с книгой Евгения Платоновича Иванова “Меткое московское слово”, хотя Иванов писал не о времени Пушкина, а о начале XX века. Мы с Сергеем заказали по окрошке, после чего появился мой знакомый Иван Иванов (не имеющий отношения к Е.П. Иванову) и мы продолжили трапезу втроём.

Я заказал блюдо с карпом, которое оказалось очень вкусным, но, честно говоря, не сверхестественно вкусным, ибо пушкинский карп слегка проигрывал моим воспоминаниям о сверхестественно вкусном карпе, которого я ел в кооперативном ресторане “Лихоборы”, который возник в 1990 году в здании бывшей прачечной на Дмитровском шоссе в результате горбачевской перестройки. Хотя “Лихоборы” быстро стал мафиозным местом да и, честно говоря, он не был мне особенно по карману в 1990 году, лихоборовский карп навсегда остался для меня Золотым Эталоном Жареного Карпа, а карп в Пушкине выглядел для меня всего лишь Отражением (кто читал Желязны “Принцы Амбера”, тот поймет, что я имею в виду).

Счет на троих без чаевых был (по-моему) 5300 рублей ($190). Американский ресторан сходного класса, но без театральности я бы оценил на ~$130, т.е. на 30-50% меньше (см. сходное наблюдение с отелем в предыдущей части моих заметок). Чаевые в России дают, как мне объяснили, в районе 10%. В США чаевые повыше – 20 лет назад было принято давать 12-15%, а сейчас принято 15-17%, иногда даже 20%. При этом в США чаевые часто вписываются в счет и берутся с карточки, а в России чаевые дают только наличными.

Теоретически все мое питание во время бизнес-трипа, коим являлась моя поездка в Москву, оплачивает компания. Как и обеды с потенциальными клиентами и бизнес-партнерами. Но в этом случае только Иван тянул на потенциального партнера, а сумма счета превышала пределы, которые устанавливаются для бизнес-ланчей нашей компанией. Поэтому я товарищей просто угостил в персональном порядке, после чего они угощали меня. Интересно, что в последующие дни мне так и не удалось оплатить ни одного бизнес-ланча и даже никого угостить за свой счет. Наши зеленоградские потенциальные партнеры кормили нас до отвала в утонченных ресторанах (узбекский ресторан в Зеленограде, ресторан “Чехов” в Москве), люди, с которыми я просто общался на всякие абстрактные силиконовые темы, угощали меня “за консультацию”, да и ЖЖ-юзеры впоследствие оплатили мой ланч в кафе Шоколадница. Общий счет за всю еду, который я внес в компанейский expense report по возвращению в Калифорнию, оказался пара сотен долларов за 10 дней, что в разы меньше, чем счета за подобные трипы в Лас-Вегас или Орегон, при том, что в Москве, как я уже писал, цены в ресторанах несколько выше, чем в США.

Храм Христа Спасителя и Церетели

Окрошку я взял совершенно зря! Она была очень сытная, с мясом, и в сумме с карпом я объелся. Чтобы не лопнуть, мы решили погулять по улицам Москвы. Храм Христа Спасителя меня не особенно впечатлил – я не фанат больших зданий, и кроме этого, мне не понравилось, что собор искуственно состарили – в искуственно потускневшей позолоте я видел какую-то фальшивку. Но некоторое несовершенство Храма Христа Спасителя ни шло ни в какое сравнение с черной металлической фиговиной типа корабля с Петром Первым – этот объект вызвал у меня ужас. Это же надо было так испоганить красивый просторный вид местности вокруг! Я не сомневаюсь, что этот ужас снесут.

Picture 047

Потом мы гуляли, разговаривая о российской и американской системах образования. Зашли в парк возле Кремля со скульптурами из народных сказок – они выглядели окей. Народ вокруг выглядел довольным, а продавщица кваса – любезной. Таких широких гулятельных мест в Сан-Франциско нет, а в городе Вашингтоне толпы на широких площадях в центре выглядят более деловыми – типа мы тут пришли музей посмотреть или на митинг сходить, а не просто гуляем.

Picture 040

По Радуловским местам

Когда мы возвращались к Белорусскому вокзалу, я вспомнил, что рядом с ним находилось старое здание редакции “Огонька”, в котором Наталия Радулова писала свои опусы про безинициативность русских мужиков. Я решил в порядке проявления инициативы сфоткать здание, чтобы понять, в какой обстановке рождаются рассказы этого Зощенко в юбке нашего времени. А потом выставить эти фотки в радуловском ЖЖ, чтобы создать у неё ощущение The Phantom Menace (“Скрытой, надвигающейся угрозы”). Трусливая Радулова фотки потерла, а сейчас вообще убежала отдыхать о впечатлений к папе в деревню. Короче, фотки вот:

Picture 057

Picture 071

На месте редакции “Огонька” сейчас бар:

Picture 064

Почти белые ночи

После посещения радуловских мест мы вернулись к белорусскому вокзалу к группе остроносых зданий небоскребного типа, которые мне демонстрировались как пример новой утонченной русской архитектуры, причем не только Сергеем, но и другими российскими джентлеменами. Рядом со зданиями стояла небольшая православная церковь, тоже построенная в наши дни. К сожалению, я вынужден признаться, что при всем изяществе этих остроносых зданий, многие элементы их дизайна и особенно использовавшиеся для их постройки материалы полностью совпадают с определенными зданиями в Сан-Франциско и Лос-Анжелесе. Поэтому я неожиданно почувствовал себя на Маркет-стрит, а не у Белорусского вокзала. Даже официантка в кафе вела себя не любезно, как другие русские официантки, а эдак независимо, как богемная студентка из Сан-Франциско, по необходимости подрабатывающая официанткой.

Даже русская православная церковь рядом с этими зданиями не создавала ощущение аутентичности, ибо я её сразу ассоциировал с русским православным собором в Сан-Франциско на Гэри Стрит, который так же чисто окрашен. Короче, вся площадка вызвала у меня ощущение схлопнувшегося Сан-Франциско.

Я несколько перепил кофе и пришел в приподнятое настроение. При этом я не заметил, что уже ночь – в 11 часов на улице еще было светло. В это время года солнце в Сан-Франциско садится в 8.30 и в 9 с чем-то уже темно. Мы отправились на вокзал, где я сел на Aero Express и поехал обратно в отель в Шереметьево.

Продолжение следует

2 thoughts on “В стране Лобачевского и группы Тату – День Второй

Leave a Reply